Кому разрешается присутствовать при проведении экспертизы? Имеет ли на это право представитель подэкспертного лица?

ГПК РФ, в отличие от УПК РФ, право присутствовать при проведении экспертизы предоставляет  всем лицам, участвующим в деле, за исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения (ч.3 ст.84).

Необходимость в получении разрешения суда на такое присутствие  Кодексом не оговаривается.  Один из разработчиков ГПК РФ — заведующий кафедрой гражданского процесса Юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова профессор М.К.Треушников – в беседе с нами подчеркнул, что отсутствие в данной норме требования о необходимости получения соответствующего разрешения – это пробел в  ГПК РФ, при работе над законопроектом этот вопрос попросту был упущен из виду.  По его мнению, законодатель не имел намерения разрешить бесконтрольное присутствие участников гражданского процесса при производстве экспертизы.   Перечень лиц, участвующих в деле, о которых говорится в ч.3 ст.84 ГПК РФ, приведен в ст. 34 ГПК РФ. К ним относятся стороны, третьи лица, названные в ст.42 и 43 ГПК РФ, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст.4, 46 и 47 ГПК РФ, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.           Понятно, что гражданин, в отношении которого назначается СПЭ, выступает в процессе в качестве стороны (заинтересованного лица).    Представитель же не является  лицом, участвующим в деле. Он согласно теории гражданского процесса, так же как и свидетель, эксперт, специалист относится к категории лиц, содействующих осуществлению правосудия. Из этого следует, что нормы ГПК РФ лишают  представителя подэкспертного (в отличие от лиц, участвующих в деле) возможности присутствовать при производстве судебной экспертизы. Эта недоработка законодателя, вызвавшая перекос в процессуальном законодательстве, отчасти нивелируется Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об экспертной деятельности).

В соответствии с ч.1 ст.36 Закона об экспертной деятельности при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством  (т.е., следовательно,  ч.3 ст.84 ГПК РФ).  Присутствие иных участников процесса допускается с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя.

Следовательно, представитель подэкспертного лица по гражданскому делу, подпадая в данном законе под категорию «иных участником процесса», согласно ч.1 ст.36 Закона об экспертной деятельности все же имеет право присутствовать при производстве  СПЭ в отношении представляемого с разрешения суда, назначившего экспертизу,  и с разрешения (по поручению) самого представляемого. Такое присутствие возможно при проведении как амбулаторной, так и стационарной СПЭ. Специального на то согласия эксперта (экспертов) или руководителя судебно-экспертного учреждения  не требуется,

Из  приведенных законодательных норм, однако, следует, что  заявители (родственники и другие лица) по делам о признании лица недееспособным без всяких разрешений и согласований могут являться в экспертное учреждение и присутствовать при производстве СПЭ в отношении заинтересованного лица. При этом  сам подэкспертный, чьего согласия на присутствие участвующих в деле лиц не требуется, лишен права рассчитывать на помощь своего представителя при проведении СПЭ (согласно нормам ГПК РФ) либо (на основании Закона об экспертной деятельности) все же может  получить необходимую ему помощь, но лишь при благосклонном отношении суда. Такое правовое регулирование не отвечает принципу справедливости и равенства сторон в суде и кроме того может негативно сказаться на работе экспертных комиссий.

Законодательством не урегулирована процедура получения разрешения на присутствие при проведении экспертизы. По всей вероятности представителю  для получения  разрешения  необходимо подать ходатайство в суд.  Разрешение суда может быть сформулировано в определении о назначении экспертизы либо содержаться в отдельном определении, если представитель  обратился за разрешением уже после назначения экспертизы. Отказ в удовлетворении такого ходатайства  должен быть аргументированным. Как указывается в абзаце третьем п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», участники судебного разбирательства по их ходатайствам с согласия суда вправе присутствовать при производстве экспертного исследования, производимого вне зала судебного заседания, за исключением случаев, когда суд по ходатайству эксперта сочтет, что данное присутствие будет препятствовать производству экспертизы.

Часть 2 ст.24 Закона об экспертной деятельности определяет права и ограничения для участников процесса, присутствующих при производстве экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении. Объем прав указанных лиц заметно шире, чем это установлено процессуальными нормами. Согласно ч.2 ст.24 Закона участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, могут не только давать объяснения,  но  и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы, однако при этом они не вправе вмешиваться в ход исследований. Действие ст.24 распространяется  на производство судебной экспертизы также и в негосударственных экспертных учреждениях, а также отдельными экспертами, обладающими специальными знаниями, но не являющимися государственными судебными экспертами (ст.41 Закона об экспертной деятельности).

При составлении экспертного заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса Закон об экспертной деятельности не допускает (ч.3 ст.24). Это правило представляется  справедливым, поскольку в противном случае члены экспертной комиссии могут быть не готовы свободно выражать свое мнение, обсуждать промежуточные и итоговые выводы, в связи с чем объективность данного ими заключения  может быть поставлена под сомнение. Впрочем, по мнению профессора Российской академии правосудия  Д.А. Фурсова, несмотря на указанный в ч.3 ст.24 Закона об экспертной деятельности запрет,  положения ч.3 ст.84 ГПК РФ позволяют лицам, участвующим в деле, а равно их представителям  присутствовать на всех стадиях производства экспертизы, за исключением тех случаев, когда их присутствие действительно может помешать исследованию, совещанию экспертов или составлению заключения.

В случае если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний, руководствуясь ч.4 ст.24 Закона, вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы. Данная формулировка не учитывает, однако, того факта, что  ГПК РФ в отношении лиц, участвующих в деле, не предусматривает для реализации ими права на присутствие при производстве экспертизы получения разрешения органа (лица), назначившего экспертизу.      В ситуации, если судья, назначивший судебную экспертизу, нарушает права эксперта, эксперт на основании абзаца четвертого ст.17 Закона об экспертной деятельности вправе обжаловать его действия.

Хотя нормы ГПК РФ (в отличие от норм УПК РФ), а также Закона об экспертной деятельности не предписывают экспертам  отражать факт присутствия при проведении экспертизы  (вне зала судебного заседания) участников процесса, с нашей точки зрения, такой факт должен получить отражение в экспертном заключении.

Закон не предусматривает процедуру организации присутствия представителя подэкспертного при производстве экспертизы. Как следует из практики некоторых экспертных учреждений, представитель  подэкспертного по гражданскому делу при наличии соответствующего разрешения суда ставит  в известность заместителя руководителя экспертного учреждения по экспертной работе о своем намерении присутствовать при производстве СПЭ. Тот, в свою очередь, после получения от представителя  подтверждения о наличии у него  надлежащим образом оформленных полномочий и разрешения суда, назначившего СПЭ. а также подтверждений от подэкспертного (в письменном виде) о  его согласии (просьбе) на присутствие  своего представителя при производстве СПЭ уведомляет представителя о дате, времени и месте проведения экспертизы.       Представитель вправе  следить за исполнением предусмотренных законом гарантий и условий производства СПЭ, задавать вопросы и давать объяснения, оказывать  юридическую помощь своему доверителю при выполнении всего комплекса экспертных исследований. Если осуществить такое присутствие в рамках стационарной СПЭ представителю подэкспертного окажется затруднительно в силу значительной продолжительности экспертных исследований, он вправе ограничиться присутствием при проведении  отдельных исследований и (или) присутствием на  заседании экспертной комиссии. Неявка представителя, надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте проведения экспертного исследования (заседания экспертной комиссии), не приостанавливает производство СПЭ.

Трудности при реализации права представителя присутствовать при проведении СПЭ во многом связаны с категорическим нежеланием администрации экспертного учреждения «впускать в свою среду» «посторонних» «некомпетентных» лиц, которые априори «будут мешать» ходу исследования и обсуждения, «превратно истолковывать замечания экспертов». Руководство учреждения обычно прибегает  к различным уловкам, использует нелегитимные средства с целью под любым предлогом не допустить присутствия «наблюдателей», в особенности адвоката подэкспертного.

Сохранению закрытости процесса производства СПЭ в немалой степени способствует пробельность законодательства. Так, среди обязанностей  руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, перечисленных в ст.14 Закона об экспертной деятельности, отсутствуют те, которые должны обеспечивать реализацию права представителя подэкспертного (как, впрочем, и других лиц, участвующих в деле) присутствовать при проведении экспертизы. Не регламентирован данный вопрос и в Инструкции об организации производства судебно-психиатрических экспертиз в отделениях судебно-психиатрической экспертизы государственных психиатрических учреждений, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 30.05.2005 № 370.

Конечно, присутствие при производстве СПЭ  представителя подэкспертного, как правило,  заставляет членов экспертной комиссии подходить к исследованию  с большей ответственностью, высказывать более взвешенные суждения, быть готовыми аргументировать свою позицию.   Лояльное отношение   экспертного учреждения к возможности присутствия на экспертизе представителя подэкспертного позволяет повысить уровень экспертных заключений, выявлять ошибки, допущенные судом при назначении экспертизы, давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении СПЭ, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования, наконец, обращать  внимание на соблюдение прав подэкспертного и, в конечном итоге, при правильной организации работы снизить уровень рисков экспертных учреждений.

От права подэкспертного на присутствие его представителя при проведении стационарной СПЭ следует отличать право подэкспертного, помещенного в психиатрический стационар экспертного учреждения, на свидание со своим представителем, допущенным к участию в деле.  Такие свидания организуются экспертным учреждением в условиях, исключающих возможность получения информации третьими лицами (ч.4 ст.31 Закона об экспертной деятельности). Разрешений суда на такие свидания  не требуется.